Разбор скандальной презентации В.В. Матвеева, отрицающей Холокост

Скандал с выступлением В. В. Матвеева, ныне бывшего преподавателя Северо-западного института управления РАНХиГС, на вебинаре для педагогов по теме «Подготовка уроков памяти жертв холокоста и воинов Красной армии, освободителей Аушвица», достаточно хорошо освещен как в СМИ, так и в блогах исследователей, уже указавших на публикацию Матвеевым статьи неонацистского содержания в ВАКовском «научном» журнале, о плагиате значительной части этой статьи из блога сетевого неофашиста и на липовую научную карьеру самого преподавателя.

В данной заметке мы кратко разберем фактические утверждения Матвеева о Холокосте, сделанные им в его презентации. Сразу оговоримся, что под Холокостом обычно понимается гибель миллионов евреев (наиболее вероятные оценки находятся в интервале между 5 и 6 миллионами, в СМИ чаще всего упоминается последнее число) в 1941 – 1945 гг. в результате политики геноцида нацистской Германии и ее союзников, причем большая часть погибших была уничтожена в газовых камерах и путем массовых расстрелов.

«Аргумент» 1: идея Холокоста якобы возникла еще до самого Холокоста

В доказательство Матвеев приводит картинку, чрезвычайно популярную у западных сетевых неонацистов:

 

Выдержки из «Нью-Йорк Таймс» с 1869-го по февраль 1945 г. якобы доказывают что слово «Холокост» и число «6 миллионов» в контексте уничтожения якобы предшествовали самому Холокосту, что, в свою очередь, якобы свидетельствует о существовании заговора с целью фабрикации Холокоста. Однако простейший анализ выдержек показывает, что большинство из них не имеет отношения к Холокосту евреев во время Второй мировой войны. Число «6 миллионов» в некоторых из них относится к оценке числа евреев в Российской империи, в других – к количеству евреев Европы, в третьих – к Холокосту, но уже в 1945 г., когда масштабы нацистских преступлений уже были ясны и упоминание этого числа было естественным. Уничтожение упоминается в контексте голода и лишений Первой мировой и Гражданской войн, причем в основном упоминается как угроза, а не состоявшийся факт. Использование слова «холокост» в некоторых из них неудивительно, поскольку в те времена оно использовалось для обозначения любой реальной или фигуральной катастрофы, от голода, до разбития посуды на кухне неумелой домохозяйкой. Это подтверждает и само изображение, на котором видна заметка от 16 сентября 1903 г. о холокосте тысяч христиан (!) турками.

Матвеев пытается таким способом доказать, что утверждение о погибших 6 миллионах якобы было общим местом в общественной риторике того времени. При этом создатель изображения просто выбрал все упоминания «шести миллионов», какие смог найти, вне зависимости от контекста (вроде заметки от 29 января 1905 г., где говорится, что в России проживает 6 миллионов евреев), но, почему-то, проигнорировал не менее многочисленные упоминания цифр– абсолютно в том же общем контексте – трех или пяти миллионов евреев (5 миллионов – еще одна оценка еврейского населения Российской империи, 3 миллиона – оценка численности польских евреев). Таким образом, мы имеем дело с артефактом, возникшим в результате нарочито тенденциозной подборки отрывков, создателю которой не удалось доказать существование некоего символического образа, который участники воображаемого Матеевым заговора могли бы эксплуатировать в будущем.

Матвеев обращает особое внимание на любимую отрицателями Холокоста (и потому давно уже проанализированную) статью Мартина Глинна 1919 года, где упоминаются 6 миллионов евреев и слово «холокост».

 

Однако, в заметке ни разу не говорится об умышленном уничтожении евреев кем-либо, только об угрозе их гибели от голода, повторяющееся же число 6 миллионов – это оценка числа евреев в Российской империи, при этом один раз говорится о 6 миллионах мужчин и женщин и, дополнительно, о 800 тысячах детей, то есть на самом деле речь о 6,8 миллионах.

Понятно, что все это не имеет ни логической, ни исторической связи с Холокостом. Число жертв Холокоста определяется не какими-то заметками, а путем демографического анализа баланса еврейского населения в конкретных странах, оккупированных нацистами (на основе как статистических данных этих стран, так и нацистских документов). На этот счет существуют академические издания вроде вышедшего в 1991 г. сборника «Dimension des Völkermords. Die Zahl der jüdischen Opfer des Nationalsozialismus», в котором 17 специалистов подробно разобрали цифры по странам. За счет неточности имеющихся данных (особенно по Польше и СССР) не представляется возможность дать оценку с точностью до сотни тысяч жертв, но разброс современных оценок вписывается в рамки между 5 и 6 миллионами.

Чуть далее в презентации Матвеев сделает заведомо ложное утверждение, что на территории Европы до войны проживало всего 5 миллионов евреев, и, соответственно, шесть миллионов якобы никак не могли быть убиты. Понятно, что под «евреями Европы» понимаются, в том числе, и евреи европейской части СССР и по подсчетам самих нацистов их было в довоенной Европе (в этом расширенном смысле) более 10 миллионов. Матвеев утверждает, что на оккупированной нацистами территории было всего 2,2 миллионов евреев, но, очевидно, что в одной оккупированной Польше их было намного больше.

«Аргумент» 2: соглашение сионистов с нацистами о переселении евреев в Палестину

Вопреки утверждению автора презентации, соглашение о трансфере евреев (Хаавара), заключенное в 1933 (а не 1938) г., касалось лишь евреев Германии, причем не всех, а лишь тех, кто имел достаточно средств для проживания в Палестине и всех выплат, сопутствующих переезду. В результате в рамках этого соглашения до 1939 г. включительно (когда с началом войны выезд стал практически невозможен) удалось уехать примерно 60 тысячам евреям. Ни о каком переселении 6 миллионов в рамках Хаавары речь не шла и идти не могла. При этом автор противоречит сам себе, ведь за несколько минут до этого он утверждал, что во всей Европе было не более 5 миллионов евреев.

«Медаль», изображенная на слайде, была не более чем памятным жетоном геббельсовской газеты «Дер Ангрифф», выпущенным по случаю публикации в 1934 г. серии статей Леопольда фон Мильденштейна о поездке в Палестину (надпись гласит: “Один нацист едет в Палестину и рассказывает об этом в “Дер Ангрифф”»).

«Аргумент» 3: в нацистских лагерях убиты всего несколько сотен тысяч евреев

Раскрывая этот «аргумент», Матвеев путается между комендантом Аушвица Рудольфом Хёссом (который никогда не говорил о 6 миллионах евреев) и эсэсовцем Вильгельмом Хёттлем. Последний в Нюрнберге рассказал о своей беседе с Эйхманом, который якобы сообщил ему об уничтожении 6 миллионов евреев (именно на показаниях Хёттля основывается приговор Трибунала). Затем Матвеев совершает подмену тезиса, споря с утверждением о 6 миллионах еврейских жертв в концлагерях. Однако ни один осведомленный и авторитетный источник не говорит, что евреи уничтожались только в концентрационных лагерях. Массовые расстрелы айнзацгруппами и «полицией правопорядка», гибель от голода и болезней в гетто происходили не только там. К тому же многие места массовой гибели евреев, например, лагерь Треблинка 2, не были концлагерями как таковыми.

От этих комически ошибочных утверждений Матвеев переходит к другому, не менее абсурдному – якобы по данным Министерства обороны РФ через Аушвиц прошло всего 370,000 людей всех национальностей. И все это сопровождается такой иллюстрацией:

В голове у Матвеева явно столкнулись и перемешались два клише, характерных для отрицателей. Одно заключается в том, что хранящиеся в РГВА книги учета смертности лагеря якобы опровергают то, что Аушвиц был лагерем уничтожения, поскольку с 27.07.1941 по 31.12.1943 в них зарегистрированы 68,864 смерти. Однако понятно, что учет велся (заметим, заведомо неполно) среди зарегистрированных узников лагеря, тогда как абсолютное большинство уничтоженных в Аушвице евреев как раз узниками не стали (узниками становились годные к труду) и зарегистрированы в лагере оказались именно те, кого не отобрали для газовых камер. Не были зарегистрированы в этих книгах и, например, советские военнопленные, умерщвленные газом в сентябре 1941 г., так как их привезли в лагерь специально для казни и узниками лагеря они не являлись. На самом деле через лагерь «прошло» около 1,3 миллиона человек, из них погибло около миллиона.

Второе клише касается документа, изображенного на иллюстрации – мол, это реальные данные Красного креста обо всех официальных смертях в немецких лагерях. На самом деле это данные бюро гражданской регистрации (аналог ЗАГС) в Бад-Арольсене о количестве выданных этим бюро свидетельств о смерти. Регистрация смерти проводится по запросу родственников (то есть если убили всю семью, запрашивать некому) и только по сохранившимся, весьма фрагментарным документам концлагерей (куда не входят такие лагеря уничтожения, не бывшие концлагерями, как Треблинка 2, Белжец, Собибор, Кульмхоф, Малый Тростенец). Таким образом, это бюро в принципе неспособно зарегистрировать хоть сколько-то значительное количество жертв Холокоста (абсолютное большинство из которых никогда не было зарегистрировано ни в каком концлагере), о чем, кстати, прямо сообщается в полной версии документа: «Числа свидетельств бюро гражданской регистрации не позволяют сделать никаких выводов о реальном количестве смертей в концентрационных лагерях».

Заметим, что именно из этого документа Матвеев берет число «370 тысяч» – согласно ему, якобы именно столько людей всех национальностей прошло через Аушвиц (Матвеева не смущает, что в списке поименно перечислено 15 лагерей, а не только Аушвиц). На самом деле это 373 468 находящихся в Бад-Арольсене по состоянию на 31.12.1983 карточек о смертях в лагерях, куда включены и более ранние регистрации смертей в других бюро гражданской регистрации (сделанные до того, как эта функция была передана исключительно бюро в Бад-Арольсене), и различного рода справочные карты.

Интересно, что в последующем слайде Матвеев сошлется на данные Бад-Арольсена напрямую, не поняв, что он уже привел документ оттуда.

«Аргумент» 4: печи не могли сжечь столько людей, газовые камеры не могли функционировать

Утверждение о том, что в одном муфеле можно было сжигать всего 2 трупа в сутки взято с потолка, даже отрицатели вроде Карло Маттоньо и Юргена Графа говорят об одном трупе в час. То есть, Матвеев превзошел в своем рвении всех отрицателей. На самом деле нацистские крематории были еще более эффективны, но секрет был не в их устройстве, а в используемой процедуре.

В гражданских крематориях запрещено смешивание пепла по очевидным причинам. Трупы загружаются в муфели индивидуально и зачастую горят какое-то время даже уже превратившись в пепел, чтобы пепел имел эстетичный светлый оттенок. Очевидно, что в лагерях о таких правилах речи идти не могло.

По сравнению с гражданскими процедурами кремации, в лагерях в один муфель заталкивали несколько трупов, сеанс кремации очередным добавлением новых трупов продолжался как можно дольше, никто не ждал, пока крупные кости превратятся в пепел (эти уже хрупкие кости отдельно размалывали члены зондеркоманды). О том, что смешивание пепла было предписанной процедурой в лагерях, говорит, например, инструкция фирмы Топф, производившей печи, в которой написано, что когда части трупов упадут через шамотную решетку в зольник, их надо там оставить минут на 20, тем временем вводя в муфели новые трупы. Именно эти остатки были наиболее трудно сжигаемыми, и они вполне могли догорать в зольнике, освободив место для новых тел.

Экономия достигалась и за счет помещения нескольких трупов сразу (эта практика задокументирована), поскольку, во-первых, каждое открытие печной дверцы ведет к потерям тепла и таким образом эти потери можно было уменьшить. Во-вторых, процесс кремации начинается с эндотермической фазы, когда энергия расходуется на высушивание тела. Затем наступает экзотермическая фаза, когда высушенный труп сам превращается в топливо и выделяет значительное количество тепла. Если в это время ввести новые трупы, это экономит топливо и время. Затем цикл можно повторить. При индивидуальной кремации большая часть трупа сгорает в первые полчаса, в муфеле остается относительно небольшое количество трудносгораемого материала и введение в это время дополнительных тел позволяет сохранить энергию, которая в ином случае буквально ушла бы в трубу.

Таким образом достигалась официально задокументированная средняя производительность печей 4 трупа в муфеле за час, и тут еще раз стоит подчеркнуть, что речь идет не о физическом процессе полного испепеления 4 трупов за этот час, а о введении этих трупов (например, двух за один раз) в муфель в течение часа, при необходимости дополнительной обработки недосожженных частей.

Большая же длительность одного цикла кремации между остановками печи помогала сохранять топливо, поскольку значительная часть его уходит именно на разогрев печи. Поэтому ни о каких «200 кг угля» на труп в таких условиях речи идти не могло.

Нацистская процедура сожжения в крематориях позволяла делать то, чего нельзя достичь в гражданских крематориях, но и 46 муфелей Аушвица-Биркенау порой не справлялись с притоком трупов (особенно когда некоторые из них выходили из строя), поэтому зачастую трупы сжигались на открытом воздухе (и это было даже правилом до введения крематориев Биркенау в строй в 1943 году). Можно примерно предположить, что из около половины жертв лагеря были сожжены не в крематориях, а на открытом воздухе.

Большая часть Циклона Б использовалась в Аушвице для дезинсекции (а не дезинфекции, как пишет ничего не понимающий в базовых терминах полковник в отставке Матвеев), для умерщвления сотен тысяч евреев достаточна была лишь небольшая часть от общего количества.

Что касается функционирования газовых камер, практически ни одно утверждение Матвеева не является верным. Какая-то особая суперизоляция газовым камерам для умерщвления людей не требовалась, они должны были быть столь же герметичны, сколь обычные вошебойки, которые в самом простом варианте представляли из себя просто бетонные или кирпичные «коробки», в которых щели (например, в оконных рамах) просто заклеивались бумажными полосками.

Никакие особые схемы подвода и удаления газа не были обязательны (хотя и были возможны, но Циклон Б специально разрабатывался для наиболее простого применения), достаточно было забросить гранулы в помещение (но в двух газовых камерах все же существовали специальные вводные устройства). Как и в вошебойках, механическая вентиляция была опциональна, если была безопасная возможность естественной вентиляции (впрочем, в двух самых больших, подземных газовых камерах вентиляция, конечно, была). После начала вентилирования концентрация газа на трупах не представляла серьезной опасности для еврейских членов зондеркоманды даже с оголенной кожей. Утверждаемая Матвеевым опасность «заражения» от одного прикосновения к трупу человека, умерщвленного синильной кислотой – просто горячечная фантазия.

Более того, то, что газовые камеры были в тех помещениях четырех крематориев Биркенау, о которых говорили свидетели – задокументировано. Документы говорят о нахождении в крематориях «газовой камеры» (Gaskammer), «подвала для газования» (Vergasungskeller), «газового подвала» (Gaskeller). Эти же помещения были снабжены газонепроницаемыми дверями. Сразу можно отринуть гипотезу о бомбоубежищах (эсэсовцы не захотели бы бежать через весь лагерь – даже до ближайших бараков СС было более двух километров – чтобы спрятаться в морге с трупами (официальная изначальная функция этих помещений), может быть даже тифозными. Крематории 4 и 5 не были достаточно прочными для того, чтобы их морги могли служить как бомбоубежища. А крематории 2 и 3 с их «подвалами для газования» объяснить как бомбоубежища невозможно чисто лексически, в этом случае использовался бы совсем другой термин. Если же предположить, что речь шла о вошебойках, тогда отпадают аргументы об изоляции, вентиляции и прочем – но такое предположение неверно, поскольку ни один крематорий не появляется в официальном списке с вошебойками от 30 июля 1943 г.

Таким образом, существование газовых камер ровно там, где они должны были быть согласно многочисленным показаниям, подтверждается документально.

«Аргумент» 5: один советский доклад об освобождении Аушвица не упоминал о евреях и о шести миллионах

Во-первых, какое отношение имеют шесть миллионов к Аушвицу? Ведь никто же не утверждал, что все убитые нацистами евреи убиты именно в этом лагере. То есть Матвеев либо лжет, либо просто вообще не понимает, о чем он говорит. Во-вторых, генерал-лейтенант Крайнюков, член военного совета 1-го Украинского фронта, писал о тех, кто оставался в лагере, а среди оставшихся было минимальное количество евреев. При этом Матвеев буквально проигнорировал остальные советские донесения об освобождении Аушвица (как и сообщения советской разведки), которые прямо говорят, что в лагере не только массово истребляли людей, но что убивали «в первую очередь евреев». Селективный подход докладчика антинаучен и недобросовестен.

Ко всему этому Матвеев умудряется присовокупить ложь, не поддающуюся никакой критике, о депортации евреев из Аушвица в … Палестину!

«Аргумент» 6: аэрофотосъемка опровергает массовое уничтожение в Аушвице

Якобы на снимках не видно массового сожжения и очередей перед крематориями. Последний аргумент явно абсурден – мало того, что уничтожение происходило не каждый день, так еще и в те дни, когда людей убивали газом, они, конечно, не стояли весь день у крематория и не ждали, пока их снимет случайно пролетающий мимо самолет. Снимков разведка сделала относительно мало, поэтому вероятность запечатлеть такую очередь была мала. А вот утверждение о том, что на снимках не видно сожжение на открытом воздухе – откровенная ложь. Клубы дыма во дворе крематория 5 (что именно там сжигались трупы следует не только из огромного количества свидетельств очевидцев, но и из наземных фотографий) видны на снимках от 31 мая, 8 июля (снимок Люфтваффе), 20 августа, 23 августа 1944 г. Учитывая мощность крематориев Биркенау (официально – примерно 4400 трупов в сутки, хотя отдельные печи могли выходить из строя) и относительно низкую официальную смертность зарегистрированных в лагере узников в данный период, необходимость сжигать трупы на открытом воздухе прямо свидетельствует о массовости уничтожения.

Далее Матвеев ударяется в конспирологические размышления общего рода о «гешефте Холокоста», внедрении его в российскую систему образования и т. п., поэтому на этом аргументе фактический разбор можно завершить, констатировав полную недобросовестность и некомпетентность автора в самых азах обсуждаемой им темы, глубокую настолько, что он перевирает даже классические аргументы других отрицателей Холокоста, не говоря уже об исторических фактах.

Кадры презентации В.В. Матвеева приводятся в иллюстративных целях. Ни автор, ни проект RRJ не несут ответственности за их содержание

Вам также может понравиться

Литва и Латвия требуют от России денег за “советскую оккупацию”

Сейм Литвы принял резолюцию с требованием к России компенсации за якобы понесенный республикой ущерб в период т.н. “советской оккупации”, латвийские историки увеличили сумму притязаний до 300 млрд евро...