Евреи иракского Курдистана в годы Холокоста и Второй мировой войны

Про-нацистское правительство Рашида Али аль-Гайлани потребовало с евреев каждого города Курдистана дань золотом

Еврейская община на территории нынешнего иракского Курдистана сложилась в глубокой древности. К началу XX столетия ее численность достигла нескольких десятков тысяч человек. Курдистанские евреи исповедовали иудаизм, говорили на различных диалектах арамейского языка, а также имели свои уникальные обычаи и традиции, сформировавшиеся в результате взаимодействия с соседними народами (прежде всего курдами). Географическая изоляция региона и специфика хозяйства курдистанских евреев, ориентированных прежде всего на местный рынок, привело к тому, что даже к началу Первой мировой войны их общество сохранило традиционное клановое устройство и религиозное мышление.

Переход Ирака под британский мандат в 1920 году благоприятно сказался на жизни общины. Англичане старались опираться на религиозные и этнические меньшинства — евреев, ассирийцев, армян. В 1920-е годы курдистанские евреи получили доступ к важным административным и судебным должностям, росло и их экономическое благосостояние1.

Однако после получения Ираком независимости в 1932 году положение евреев Курдистана ухудшилось. Иракские националисты обвинили их в сотрудничестве с британскими колонизаторами и начали компанию против «еврейского засилья» в государственном аппарате. Вместе с тем, следует отметить, что главной целью этих антисемитских демаршей стали иракские евреи в Багдаде, а не жившие на периферии курдистанские евреи2.

В марте 1941 года в Ираке произошел переворот, в результате которого к власти пришло правительство Рашида Али аль-Гайлани ориентировавшеся на Германию. Новый режим начал погромную пропаганду, а по стране прокатилась волна антиеврейских демонстраций. Их итогом стал еврейский погром в Багдаде («Фархуд») в первые дни июня 1941 года, когда от рук толпы погибли от 130 до 200 человек, были покалечены сотни евреев, а их имущество уничтожено. Примечательно, что погром начался сразу за падением правительства Рашида Али аль-Гайлани. Поводом послужил тот факт, что, по мнению иракских националистов,  евреи приветствовали свергнувших про-нацистский режим англичан3.

Погромы вызвали страх и замешательства среди иракского еврейства. Многие попытались покинуть страну и бежали в Ливан, Иран и даже в Индию. Но когда политическая ситуация в Ираке стабилизировалась, большинство беженцев вернулись домой4.

Тревожная ситуация сложилась и в иракском Курдистане. Про-нацистское правительство Рашида Али аль-Гайлани потребовало с евреев каждого города Курдистана дань золотом. По словам еврея города Захо Саду Мордехая «Снизошел на нас страх. Говорили: сейчас нас убьют»5. Ситуация в Ираке продолжала оставаться нестабильной. Сын одного из еврейских старейшин, Салим Габай вспоминал: «Была [в Ираке] группа революционеров целью которых было собрать деньги, поскольку они не знали, удержаться у власти или нет. И тогда они наложили выкуп золотом на евреев различных городов Ирака. Этот налог наложили так же и на нас. Я не знаю сколько. Может быть приблизительно 2 000 грамм золота. У моего отца [Моше Габая, главы общины] были дружеские отношения с губернатором: каймакам – губернатор сказал моему отцу: «Проси всегда отсрочки, и я дам тебе отсрочку, и там видно будет. Я думаю, что эта революция не слишком легитимная. Она не будет успешной». И так было несколько раз, пока в один день мой отец не вышел из бани вечером в шабат. К нему подошел полицейский и сказал: «Губернатор зовет тебя». Когда мой отец пришел к нему, тот сказал: «Габай, я хочу передать тебе добрую весть, революция провалились и не надо платить выкуп»6.

Несмотря на провал попытки принудительного налогообложения, этот инцидент потряс евреев Курдистана. Впервые в истории, центральная власть в Багдаде, казавшаяся такой далекой, оказала жесткое давление на общину. Сбор средств расколол кланы и семьи. Многие женщины отказались сдавать золотые украшения, традиционную гарантию их финансового благополучия. Был подорван статус старейшин, некоторые из которых были задержаны как заложники до выплаты выкупа7.

Помимо угрозы со стороны про-нацистских сил в Багдаде, с начала Второй мировой войны курдистанские евреи опасались и появления в их регионе немецких войск. После падения Франции в 1940 году и перехода Сирии под власть союзного нацистам режима Виши это уже не была абстрактная угроза. Стратегический важный Курдистан, находящийся на стыке границ Турции, Сирии и Ирана вполне мог стать целью нацисткой авиации и спецподразделений. Страх перед немцами передавался даже детям. По воспоминаниям одного школьника, перед началом уроков в еврейской школе их спросили: «Ученики! Я хочу услышать от вас одну вещь! Вместо того чтобы скандировать здравницы — [сделайте выбор] англичане или немцы? Мы все закричали: «Англичане!» Мы хотели, чтобы пришли англичане, не немцы. Их боялись»8.

С середины 1940-х годов среди евреев Курдистана стала распространяться информация о Холокосте. Мордехай Закен, бывший житель Захо свидетельствовал: «Может быть вы удивитесь, но мы знали о Холокосте, не читая газет. Знали только из отрывков, что слышали по радио и по слухам, которые люди передавали от одного к другому. Надо иметь в виду ментальность людей в нашем регионе, в Курдистане. Это арабская ментальность. И так слышали одно слово, и добавляли к нему еще много слов, порожденных фантазией. Но в любом случае, вещи, которые мы слышали, по-видимому, были верными. Мы слышали, что во время Холокоста кастрировали мужчин, слышали, как их умерщвляли в газовых камерах и сжигали их. Слышали много вещей»9.

Воспоминания других еврейских жителей Курдистана иллюстрирует процесс распространение информации о Холокосте среди местного населения. Нахум Эфраим рассказывал: «Во времена Рашида Али люди пошли в город, вернулись и стали говорить друг другу: «Вы знаете? Убивают евреев. Идет Гитлер. Гитлер идет!» Наш шейх сказал: «Что такое Гитлер? Где Гитлер? Гитлер не может во все вмешиваться». Нас было примерно сто пятьдесят еврейских семей. Если бы Гитлер пришел, нас всех вырезали… Я снимал магазин в Мосуле. Я сидел там пять-шесть лет и продавал ткани. Но в середине войны с немцами у нас был большой страх, потому что говорили: «Вот, убивают евреев. Сегодня, завтра — покончат с ними…» Когда заканчивали в магазине, не знали, как идти домой. Если шли в магазин утром, не знали, что будет до нашего возвращения. Иногда закрывали магазин из страха, что что-нибудь случится. Шли демонстрации, и мы говорили: «Лучше закроем магазин и вернемся домой». Арабы Мосула носили на голове платки, но евреи Мосула носили феску вместо шляпы, такой красный головной убор, и все знали, что это еврей. Тогда дети на улице подходили и бросали в нас камни»10.

Шокирующие рассказы о Холокосте, повлияли на мировосприятие курдистанских евреев. До сих пор они существовали как самодостаточная община, но теперь они впервые задумались о судьбах единоверцев в других землях. Мецлиах Куль рассказывал: «…До нас доходили слухи, что убивают евреев, и нам было больно. … Почему убивают евреев? Что это за люди? Это звери? Или люди? …Я уверен, что если бы пришел какой-то посланник, который пришел бы и сказал: «Я хочу призвать вас, сто парней, двести парней, и я поведу вас по тому и этому пути, и приди в Германию, и есть евреи в лагерях, и они закрыты там, и вы должны будете совершать те или иные ответные действия, помогать убивать немцев, я верю в полной убежденности, что так, как я бы хотел пойти, так и многие другие присоединились…»11. С 1941 года, курдистанские евреи начали оказывать помощь еврейским беженцам из других стран и регионов Ирака. Им предоставляли кров, еду и проводников с помощью которых те пытались проникнуть в Палестину или другие страны12.

После свержения про-нацистского режима евреи Ирака снова почувствовали себя в безопасности, а их экономическое положение укрепилось13. Однако негативный опыт военных лет стал травмой для членов общины. Между еврейской и мусульманской общинами Курдистана возникла напряженность и недоверие. Исчезло чувство защищенности, связанное с удаленным географическим положением общины, которые теперь могла подвергнуться удару либо со стороны иракских властей в Багдаде, либо со стороны внешних сил. Репрессии правительства Рашида Али аль-Гайлани подорвали и позиции традиционных элит, которые не всегда могли защитить свои кланы и себя.

Вместе с тем, возникшие вызовы перед которыми оказались курдистанские евреи, продемонстрировали, что глобализация, начавшаяся в XIX столетие, дошла и до самых удаленных регионов Ближнего Востока. Внешнее давление способствовало развитию самоидентичности курдистанских евреев и пробудило их интерес к судьбе единоверцев за рубежом.

В итоге, события Второй мировой войны и Холокоста стали один из многих факторов, подтолкнувших евреев Курдистана к эмиграции из Ирака в 1950-1951 гг. На сегодняшний день абсолютное большинство курдистанских евреев (более 150 тыс. человек) проживают на территории Израиля, где стараются сохранить свою идентичность. Но небольшая еврейская община существует сегодня и в пределах Курдской автономии в Ираке14.

Примечания:

  1. Yonah M. Ha-abudim ba-erez Ashur. Yhudei Kurdistan mishpuhot Zako, Yrushalaim, 1989. (ивр. מרדכי יונה, האובדים בארץ אשור יהודי כורדיסטאן משפחות זאכו, ירושלים). p.17
  2. Ibid, pp 17-18
  3. David B. Green, 1941: The Beginning of the End of Iraq’s Jewish Community// Haarez, URL: https://www.haaretz.com/jewish/.premium-1941-pogrom-sends-iraq-s-jews-fleeing-1.527228 дата обращения: 30.04.2020
  4. Gabish H. Ha-tmurot she-hitholelu be-kehilat yhudei Zako (Kurdistan Irakit): be-ikvot ha-zika xa-datit le-erez -Ishrael, hashifata le-peilut ha-zionit ve-ha-alia le-erez mi-shelhei ha-tkufa ha-otmanit ve-ad 1951, be-eksher folkleri-histori, Haifa, 1999. (ивр. חיה גביש , התמורות שהתחוללו בקהילת יהודי זאכו (כורדיסטן העיראקית) : בעקבות הזיקה הדתית לארץ-ישראל, חשיפתה לפעילות הציונית והעלייה לארץ משלהי התקופה העות’מאנית ועד 1951, בהקשר פולקלורי-היסטורי , חיפה , 1999), p.203
  5. Ibid, p. 204
  6. Ibid, p. 205
  7. Ibid, p. 206
  8. Ibid, p. 208
  9. Ibid, p.209
  10. Zamir Y. Ani kurdi! Sipurim ha-ishi shel jehudei kurdistan be-Yardena ve-Beit-Yosef asher al gdot Yarden, Tel-Aviv, 1975. אני כורדי : סיפורם האישי של יהודי כורדיסתאן בירדנה ובית-יוסף אשר על גדות הירדן,תל-אביב, p.11
  11. Gabish H. Ha-tmurot she-hitholelu be-kehilat yhudei Zako (Kurdistan Irakit): be-ikvot ha-zika xa-datit le-erez -Ishrael, hashifata le-peilut ha-zionit ve-ha-alia le-erez mi-shelhei ha-tkufa ha-otmanit ve-ad 1951, be-eksher folkleri-histori, Haifa, 1999. (ивр. חיה גביש , התמורות שהתחוללו בקהילת יהודי זאכו (כורדיסטן העיראקית) : בעקבות הזיקה הדתית לארץ-ישראל, חשיפתה לפעילות הציונית והעלייה לארץ משלהי התקופה העות’מאנית ועד 1951, בהקשר פולקלורי-היסטורי , חיפה , 1999), p.208
  12. Ibid, p.209
  13. Ibid, p.210
  14. Более подробно, информация об истории и современном положение курдистанских евреев была озвучена на конференциях и публикациях, в рамках совместного исследовательского проекта по изучению еврейства Курдистана Кирпиченка А.И. и Победоносцевой-Кая А.О
Вам также может понравиться